Закрыв глаза

Став просто теплым сгустком бытия
В водоразделе вечности и комы,
Фантомом бессознательного «Я»,
Последней неизвестною искомой,

Закрыв глаза, безудержно молчишь,
Затягивая узел постепенно,
Чтоб ощутить себя пылинкой лишь —
В огромной и пугающей вселенной.

Но дрожь уняв, и сжав ладонь в кулак,
В мир упираясь тонкою подкоркой,
Вновь воскресаешь — словно древний маг,
Вдруг отыскав иную точку сборки.

И на спираль — и вновь к витку виток,
Пока ничья, пока со смертью квиты —
Держась за провод, пропускаешь ток.
Включаешь свет. Влетаешь на орбиту…

(2003)

Кошачьи думки

Поев сметаны с молоком,
Едва проснувшись, утром ранним,
На подоконнике с геранью
Мечтать уютно и легко.

Хозяин в доме печь затопит —
И от тепла — комфорт в душе,
Что даже лень ловить мышей.
Лежишь, свернувшись, спрятав когти.

И нет желанья никуда
Тащить свой хвост и быть на взводе,
Поскольку кошки не выходят
Гулять в такие холода.

Чужими сделались повадки.
И только ухо навострив,
Вникаешь в уличный мотив —
Скрипит снежок под чьей-то пяткой.

Февраль злодействует пока,
Но март уже под кожей бродит.
И пробуждение природы
Не за горой, наверняка.

Лежишь с невозмутимым видом.
И в радость все. Осталось ведь
Совсем немножко потерпеть.
А там, глядишь, и кошки выйдут.

Такая будет благодать —
Встречать с урчаньем день весенний
И слушать вкусных птичек пенье,
И травку свежую щипать.. ))

(2003)

А ты наденешь легкий сарафан

Схватив мечтательно-задумчивый недуг,
Застряв нелепо меж зимою и уныньем,
О том что были мы с тобой другими
Забуду я, а ты — напомнишь вдруг…

Нам жить хотелось, словно в первый раз.
Мы тосковали по неведомым дорогам,
Что, уводя от милого порога,
В сто крат сильней притягивали нас.

Все изменилось, изменились мы.
Но, как и прежде, нам чего-то не хватает.
И этот снег когда-нибудь растает.
И все останется по-прежнему, увы.

А ты наденешь легкий сарафан
И мне покажется, что вновь вернулось лето.
И ты как лучик ультрафиолета
Мне светишь сквозь сиреневый туман.

Я в старом доме вижу те же сны,
Где мы с тобою далеки от юга.
Нас заметает яростная вьюга
И нам ее объятия тесны.

И времени соленая вода
Застыла сталактитом между нами.
Мы здесь с тобой в плену воспоминаний —
Замерзшие, возможно, навсегда.

Что ж, остается только тихо ждать —
На грани между выдохом и вздохом.
Ведь до весны, как до столицы пёхом.
И, значит, дальше будем зимовать.

И ты наденешь легкий сарафан.
Все будет так, как мы с тобой хотели.
А беспокойные сознания метели
Нас унесут в одну из теплых стран.

(2003)

Любовь приходит и уходит

Любовь приходит и уходит.
Успел влюбиться — будь готов:
Через какие-то полгода
Не отыскать ее следов.

Среди фрустраций ежедневных
И надоевшей суеты,
Поднаторев в постельных сценах,
Иные выносишь мечты.

Избитый бытом мозг — c размахом
Качнулся маятник назад.
Не все, что движется и пахнет,
Уже притягивает взгляд.

В красивой рамке — под арестом,
Без чувств и мыслей — налегке
В обнимку с чучелом невесты
Пылится эго в уголке.

Молчит уснувшее либидо
(Что без него, что с ним — никак),
Затраханным и скушным видом
Пугая утренних зевак.

И беспокойно бродит тело
С тоской на дне погасших глаз…
Пока бесёнок очумелый
В ребро как следует не даст.

(2003)

На стыках следствий и причин

Все чаще время бьет под дых
И все скорее стрелки крутит.
Стекло в узорах кружевных —
Красиво, но не видно сути.

В далеком прошлом резонанс
(К чему уроки средней школы?)
Гремит осколками фаянс:
Единство — фикция двуполых.

Ум — вечно алчущий урод —
Напуган истиной избитой
И, не вписавшись в поворот,
Забуксовал в сугробах быта.

Пополнив перечень разлук,
Кумир состарился и умер.
Держись за кружку крепче, друг,
Когда вокруг такие бури!

Пусть позади немало миль —
Путей разбросанная млечность,
Не шторм, куда страшнее штиль
В каюте с запахом аптечным.

Сплетает паутину сплин,
Но беспокойным иноверцем
На стыках следствий и причин
Пока постукивает сердце…

(2003)

Случайный взгляд

Случайный взгляд, затем два слова.
Затем еще — слова, слова…
И вроде бы ничто не ново,
Но рвется нерва тетива.

А где обрыв, там неизбежны —
Паденье в сети рук и уст,
Едва скрываемая нежность
И затаившаяся грусть.

И знанье — «то ли еще будет!»
Ночей урезанный фасон.
И пик сердечной амплитуды,
Внезапно взятый в унисон.

Затем — равнина. Дальше — лесом…
Привычка. С горем пополам
Быт. Заболоченная местность —
Семья, житейские дела.

Дней череда, обычный скорый,
Но _не_ случайный _мимо_ взгляд.
Конфликт. Пустые разговоры.
Обиды. Слезы невпопад.

Затем — в молчаньи осторожно
Перерезаемая нить.
Затем — покой. И невозможность
Кого-то снова полюбить…

(2002)

Колыбельная для Кошки

Не спеши, побудь со мной,
Зверь игривый, нежный!
Под моей рукой — покой,
Сон и безмятежность.

Днем тебя не отыскать,
Ты не знаешь ибо,
Как мне нравится ласкать
Все твои изгибы.

Но сгустится сумрак и
Я увижу, где ты
Поджигаешь маяки
С изумрудным светом.

Коготков твоих дурман,
Теплый твой животик.
Спи мой маленький тиран,
Мой пушистый котик!

Нам с тобой не надо слов,
И движений — тоже.
Лишь урчит моторчик вновь
Глубоко под кожей…

(2002)

Бесконечность (сонет)

Столетия текли вокруг рекой,
В которой было что-то от Пилата.
Я поправлял на теле рваные заплаты
И снова окунался с головой,
Терзаемый неутолимой жаждой…
Но отражала темная вода
Тот миг, когда вошел сюда однажды
Бесцельно, беспричинно, навсегда —
В порочный круг забот и колдовства,
В мир хаоса, иллюзий и желаний.
И тонкой пеленой воспоминаний
На воду тихо падала листва,
Мне возвращая грани естества
И уводя в неведомые грани…

(2001)

Смелая

Из пастернаковских стихов
По капле, звонко
Ты просочилась в мой мирок,
В мои потемки.

Ты ничего мне не сказала,
Не спросила…
А только глянула в глаза
И все простила.

И то, что я не так, как все,
Дышу и слышу.
И то, что в доме у меня
Сверчки и мыши.

И то, что я почти всегда
Угрюм и мрачен.
Ты усмехнулась: Не беда,
Вдвоем поплачем.

Ты протянула мне свои
Ладони, плечи,
Прикосновенье теплых губ
И этот вечер.

(2000)